Убийство царской семьи и расстрел Романовых: смерть Николая 2

«Я никому не отказывал». Доктор Евгений Боткин

В детстве он изучал музыку, но пошел по стопам отца и стал врачом. Известный Сергей Боткин, сын врача, в честь которого названа одна из московских клиник, работал в больнице для бедных. Читал лекции студентам Императорской военно-медицинской академии. И хотя его диссертация была посвящена составу крови, он говорил студентам в первую очередь о психологии, о том, что людей нужно видеть в первую очередь в пациентах.

«Японская пуля по-прежнему удивительно хороша: она пробивает мышцы, редко разрушает кости, полностью проникает в человека и снова не вызывает смерти», — писал Боткин жене в апреле 1904 года

С началом русско-японской войны в 1904 году Боткин ушел на фронт и возглавил медицинский отдел Общества Красного Креста России. «Я ехал с самыми кровожадными чувствами», — писал он в письмах жене. «Первые японские травмы были мне неприятны, и мне пришлось заставить себя подойти к ним так же, как и к нам». Он писал, что любой мальчик, обидевший его сына, будет ему так же неприятен. Но позже это изменилось: война научила его видеть людей даже во врагах.

Боткин был верующим. Он писал, что потери и поражения армии — это «результат бездуховности людей, чувства долга». Он сказал, что не смог пережить войну, сидя в Петербурге, поэтому ему нужно было услышать о его причастности к проблемам России. Он не боялся за себя: он был уверен, что его не убьют, «если Бог этого не захочет». И, находясь на передовой, он остался верен своим принципам: помогать не только телу пациентов, но и душе.

— из книги Евгения Боткина «Свет и тени русско-японской войны»

Когда я пощупал ее пульс и погладил ее руку, она поднесла обе мои руки к своим губам и поцеловала их, представив, что это ее мать. Когда я подошел к нему с другой стороны и заговорил с ним, он стал называть меня тетей и снова поцеловал мою руку. Я не могла лишить его этой потребности в ласке со стороны родителя и даже поцеловать…

Он вернулся домой с шестью военными орденами, и в мире много говорили о его храбрости. Два года спустя умер активный тесть-врач доктор Хирш. А когда императрицу спросили, кого она хочет видеть на этом посту, Александра Федоровна ответила: «Боткин. Тот, кто воевал». Осенью 1908 года семья Боткиных переехала в Царское Село.

Младшие дети доктора — Глеб и Татьяна — быстро сдружились с Заревичами и великими княжнами. Мария и Анастасия сыграли с Глебом в крестики-нолики, а Татьяна Николаевна лично связала голубой берет своей тезке, когда ее порезали после брюшного тифа. Ежедневно в пять часов Евгений Сергеевич прислушивался к сердцу императрицы и каждый раз просил своих детей помочь ему вымыть руки из чаши, которую великие княжны называли «простоквашей». Однажды, когда детей не было, Боткин попросил Анастасию вызвать официанта. Она отказалась и помогла ему вымыть руки, сказав: «Если ваши дети могут это делать, то почему я не могу?»

Когда Боткин вместе с Романовыми уехал в ссылку, за ним последовали Глеб и Татьяна. Но доехали только до Тобольска: в Екатеринбург не пустили. Впоследствии им удалось эмигрировать.

Весной и осенью царская семья часто отдыхала в Ливадии, и доктор Боткин их сопровождал. На фото — великие княжны Анастасия, Мария и Татьяна (в левом углу). В правом углу в белой тунике (профиль) — Николай II, слева — Евгений Боткин

В ссылке Боткин взял на себя роль посредника: попросил священника пойти в семью, у него было полтора часа на прогулки, а когда его наставник Пьер Жильяр был отлучен от церкви больным Заревич Алексеем, написал в Комитет. Екатеринбургский руководитель с просьбой вернуть его: «Мальчик страдает так невыразимо, что ни один из его ближайших родственников, не говоря уже о его хронически больной матери, которая не щадила себя для него, не могла долго ухаживать за ним. Он преподавал детям русский язык и биологию. Только в домашних спектаклях, которые любила ставить семья, он категорически отказывался от игры. Но и здесь он сделал исключение, когда цесаревич Алексей лично попросил его сыграть роль старого врача. Правда, спектакля тогда не было. В Тобольске он даже открыл практику, и к нему обратились многие пациенты.

— из писем Евгения Боткина брату

К кому еще меня не приглашали, как не к пациентам по моей специальности ?! До сумасшедших просили лечиться от алкоголизма, сажали в тюрьму употреблять клептомана .. Я никому не отказывал…

«Ни на что не жаловался: ни на колики в почках (« Она очень болит », — писала Александра Федоровна о своей болезни), ни на трудности в повседневной жизни. Даже когда охрана ипатьевского дома залила окна известью, чтобы заключенные не могли смотреть на улицу, он писал: «Мне нравится это нововведение: я больше не вижу перед собой деревянную стену, а сижу как в уютная зимняя квартира; знаете, когда мебель накрыта, как сейчас, а окна белые. «И только в его последнем письме, которое он собрал примерно за неделю до казни, есть отчаяние. Он останавливается на середине предложения: доктор не успел закончить его написать и отправить.

— из письма Евгения Боткина брату

Я мертв, но еще не похоронен и не похоронен заживо (…). Если бы я был действительно, так сказать, анатомически мертв, я бы верой знал, что делают мои дети, я был бы ближе к ним и, безусловно, более полезен, чем я сейчас. (…) Но пока я такой же здоровый и толстый, как и раньше, поэтому иногда мне даже противно видеть себя в зеркале случайно

В ночь расстрела охранники разбудили Боткина и приказали поднять всех жителей дома Ипатьева, сказав, что их перевезут в другое место, потому что город неспокойный. Романовы и сопровождающие их лица спустились в подвал. Когда командир Яков Юровский объявил о расстреле, врач успел глухим голосом спросить: «Значит, они нас никуда не везут?»

Его тело было сожжено вместе с телами императорской четы и наследника. В ходе расследования были обнаружены его искусственная челюсть, бородка и щеточка для усов, которые он всегда носил с собой, и сломанное пенсне: последний врач в жизни России был дальновидным.

Подвал дома Ипатьева

В Екатеринбурге царская семья разместилась в реквизированном доме отставного военного инженера Николая Ипатьева. Сам Николай II в дневнике отметил, что дом был красивым и чистым. Бывшему королю и его семье дали четыре комнаты. Романовым суждено было провести там всего 78 дней.

В плену оказались: Николай II, его жена Александра Федоровна, сын Алексей, дочери Ольга, Мария, Анастасия и Татьяна. Царскую семью сопровождали лейб-врач Евгений Боткин, лейб-повар Иван Харитонов, официантка Анна Демидова и официант Алексей Труп. Кроме того, в доме Романовых находился повар Леонид Седнев — последний друг цесаревича Алексея.

Первым командиром дома был большевик Александр Авдеев. Условия жизни царской семьи в доме Ипатьева были довольно суровыми. Столовых приборов постоянно не хватало, принцессам из-за отсутствия кроватей приходилось спать на полу. Охранники в присутствии царя и его семьи пели революционные песни и нецензурные анекдоты. Кроме того, по ряду показаний, стража похищала у Романовых ценные вещи и даже продукты, которые царской семье передали монахини Ново-Тихвинского монастыря.

Во второй половине июня Николай II получил вместе с провизией записку на французском языке, спрятанную в пробковой бутылке, в которой неизвестный «чиновник» уговаривал его приготовиться к бегству. Завязалась переписка. Царь убедил своего анонимного собеседника, что он не может бежать, однако в назначенное время Романовы проснулись. Лишь спустя годы стало известно, что все это провокация охранников, которые хотели проверить, насколько королевская семья готова к потенциальному побегу.

В начале июля 1918 года Авдеев лишился должности коменданта Ипатьевского дома. Его сменил член коллегии областной ВЧК Яков Юровский, бывший военный помощник и убежденный большевик. Юровский описал своего предшественника как алкоголика и жестко расправился с воровством, имевшим место при нем. Он вернул Николаю II конфискованные у царской семьи ценности на хранение и проследил, чтобы все вещи, переданные Романовым, упали на стол. Однако Юровский вел себя с заключенными бесцеремонно и грубо.

В конце июня — начале июля большевистский Урал снова поднял вопрос об убийстве царской семьи. В Москве также ходили слухи о том, что Романовы уже убиты. 22 июня Екатеринбург с комиссией посетил командующий Северо-Урало-Сибирским фронтом Рейнгольд Березин, который лично доложил Владимиру Ленину, что царская семья жива, и получил указание из Москвы взять их под охрану и предотвратить насилие.

Яков Юровский

Историки расходятся во мнениях относительно того, что произошло дальше. Одни считают, что Москва в конечном итоге санкционировала казнь царской семьи, другие полагают, что это решение было принято Уралоблсоветом без ведома руководства РСФСР. На том, что санкцию на казнь якобы дал Яков Свердлов, настаивал в своих дневниках в 1930-х годах Лев Троцкий, однако некоторые фактические несоответствия, которые он внес в описание хода событий в целом, заставили ученых усомниться в подлинности его показаний.

«Влияние левоцентристских сил не следует преувеличивать. Необходимо учитывать общий исторический контекст: восстание левых социалистов-революционеров, наступление чехословацких войск. В нынешней ситуации Ленин писал, что Советская власть может не устоять. В этих условиях большевики рассматривали царя как опасный флаг контрреволюции. И неважно, где именно было принято решение. Николай II, несмотря на отречение от престола, занимал священное положение, и поэтому большевики сочли целесообразным его ликвидировать », — заявил в беседе с RT доктор исторических наук, профессор МГПУ Василий Цветков.

16 июля из Екатеринбурга в Москву была отправлена ​​телеграмма, в которой говорилось, что местные власти больше не могут ждать «согласованного процесса». В тот же день президиум Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов принял официальное решение о расстреле Николая II.

Повара Леонида Седнева выслали из дома Ипатьева под предлогом встречи с дядей. В половине второго ночи 17 июля к вилле подъехал грузовик, чтобы перевезти тела. Охранники разбудили доктора Боткина и сообщили ему о необходимости переселения царской семьи на новое место. Он разбудил остальных заключенных. Через 30-40 минут Романовы и их товарищи по просьбе охранников спустились в подвал. Сразу за ними вошел Юровский с расстрельной командой. Командующий сообщил Николаю II, что его соратники атакуют Екатеринбург, и зачитали приговор. После этого по заключенным был открыт огонь. Король умер мгновенно. Сразу убить детей, Боткина и Демидова палачам не удалось. По версии будущего расследования, они были добиты штыками.

Позже были убиты хозяева и собаки, принадлежащие детям Николая II — французский бульдог Ортино и королевский спаниель Джимми, вскрикнувший сразу после стрельбы. Спаниеля Джои только пощадили. Страж Летемин забрал его себе. Это сыграло злую шутку с охранником: вошедшие в город белые опознали его по собаке, в результате чего охранник был арестован. А Джой увезли в Англию и подарили британской королевской семье в память о погибших родственниках.

Подвал в доме Ипатьева

    Для захоронения тел погибших под Екатеринбургом выбрана мина. Однако уже на месте исполнители приговора увидели, что расстрелянных будет слишком легко найти. В результате было решено изуродовать тела членов королевской семьи и их соратников серной кислотой, сжечь их и захоронить останки.

Уже 17 июля в Москве появилась информация о расстреле семьи Романовых. В центре 19 июля решили официально объявить о смерти Николая II и не говорить о судьбе его близких — по первой официальной версии, они были эвакуированы. Факт расстрела всей семьи был признан только в середине 1920-х годов, что породило множество теорий заговора о выживших сыновьях царя и даже о встречах императора с Иосифом Сталиным.

Расстрел Романовых как страшный ритуал

Место исполнения
Бытует мнение, что казнь царской семьи может носить ритуальный характер: считается, что Романовы принесены в жертву великой революции и грядущим переменам. В этом контексте убийство Николая II и его родственников приобрело особое значение.
Историки отмечают, что эта версия неправдоподобна. Информация о том, что на месте казни были обнаружены знаки и надписи, не соответствует действительности. И эта информация — предположения о людях, которые хотели заработать на этой истории.
Официальная версия — вся семья Николая II погибла в Екатеринбурге. В целом во время революции и гражданской войны большая часть клана Романовых была истреблена или покинула страну. Таким образом, члены Уральского Совета достигли своей цели: в России была полностью уничтожена почва для возрождения института монархии.

Расстрел царской семьи

В итоге Юровский определился со следующим порядком казни: каждый должен был выстрелить из револьвера в запланированную жертву. Двое латышей отказались участвовать в расстреле и были сняты охраной дома для особых целей.

16 июля Юровский собрал 12 револьверов револьверной системы, которые были в распоряжении охранников, и около 23 часов раздал их на расстрел. Затем он приказал, чтобы непосредственно перед началом стрельбы охранники были уведомлены о «ликвидации». Фургон должен был прибыть в полночь, но не явился до 01:30 17 июля. После прибытия грузовика охранники разбудили доктора Боткина, которому сообщили, что из-за тревожной ситуации в городе оставаться на верхнем этаже опасно и всем необходимо срочно переехать в другое место.

На подготовку ушло около 40 минут, после чего царскую семью, слуг и доктора Боткина перевели в подвал Ипатьевского дома, окна которого выходили на Вознесенский переулок. Цесаревича Алексея Николаевича Николая II носил на руках, так как он не мог ходить из-за болезни. По просьбе Александры Федоровны в комнату внесли два стула. На одном он сидел, на другом — царевич Алексей. Остальное разместили вдоль стены. Юровский ввел в комнату расстрел и зачитал приговор, в котором конкретно не указывались причины казни и имена осужденных.

Как был убит последний царь: 103 года после казни Николая II и царской семьи

Запланированная Юровским акция, когда человек должен был застрелить жертву, не состоялась. Николай II, выслушав приговор, попытался добиться объяснения, но командир Дома особого назначения поспешил дать команду «стрелять», после чего началась беспорядочная съемка.

После первого взрыва выяснилось, что царевич Алексей, дочери царя, служанка Демидова и доктор Боткин подали признаки жизни. Резню было решено довести до конца, поэтому в выживших снова начали стрелять, некоторых из выживших добили винтовочным штыком. После объявления смерти все тела перевезли в грузовик. После казни несколько членов отряда пытались украсть драгоценности с трупов. Юровский обеспокоился поведением солдат и решил проводить трупы до их укрытия. В результате члены королевской семьи все равно были ограблены, сняв с них все украшения.

Останки Николая II, Александры Федоровны, Ольги, Татьяны и Анастасии Романовых, а также их окружения, расстрелянных в доме Ипатьева, были обнаружены в июле 1991 года под Екатеринбургом. 17 июля 1998 года останки членов царской семьи были захоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. В июле 2007 года были обнаружены останки цесаревича Алексея и его сестры великой княгини Марии.

Решение об уничтожении приняли уральские рабочие

Казнь королевской семьи

Большинство историков говорят, что решение о расстреле царя было принято Областным советом рабочих, крестьян и депутатов Уральской Красной Армии. В его указе говорилось следующее: уничтожение семьи Романовых необходимо в связи с тем, что в это время «чехословацкие банды» угрожали Екатеринбургу и могли похитить царя. По этой причине Президиум приговорил Николая II и его родственников к смертной казни.
Белым войскам удалось войти в Екатеринбург, но только 25 июля, через неделю после казни царской семьи.

По одной из версий, Алексей Труп был полковником

«Я решил отпустить своего старого Чемодурова отдохнуть и взять труппу на его место», — написал Николай II вскоре после приезда в Екатеринбург. Получилось не «на время», а навсегда: официант Алексей Трупп отправился с последним царем в дом Ипатьева и на казнь.

На самом деле ее звали Алоис (или Алоизиус) Лауре Труупс, она родилась в Латвии. Последний царский официант был всего на семь лет моложе «старого Чемодурова»: ему исполнилось 62 года. Может, он просто выглядел молодо, потому что сбрил усы и бороду. Высокий, худой, с серыми глазами, в серых штанах и куртке. Также на фото видна его осанка и боевая выправка: в 18 лет пошел служить и даже при Александре III был зачислен в спасатель. Одни пишут, что он был полковником, другие считают его мифом: вряд ли полковники стали камердинерами.

Слуги — также называемые камердинерами и слугами — охраняли гардероб монарха, помогали ему одеться. У лакеев Николая II было много работы по дому: царь не мог расстаться со старой одеждой, предпочитая отремонтированную одежду новой, но он любил военную форму: в его шкафах висели сотни форм.

— из показаний Терентия Чемодурова, одного из камердинеров Николая II

В обязанности дежурного официанта, помимо обычных, входило: выполнение всех личных распоряжений Государя и отчет обо всех лицах, имевших личный доступ к Нему

Компания была холостяком на всю жизнь, но любила детей, особенно детей последнего императора. Говорят, у него был неплохой доход: он мог позволить себе купить несколько участков под Петербургом, но не хотел. Прибыв в дом Ипатьева, командир отметил: «61 год. У него деньги с собой 104 (сто четыре) рубля. При обыске найдено 310 (триста десять) рублей». Даже во время плена в Царском Селе пьяный офицер кричал ему и другим слугам: «Вы наши враги. Мы ваши враги. Вы все коррумпированы здесь». В последние месяцы жизни «продажный» лакей Трупп бесплатно служил своему господину.

Слуги и приближенные, решившие остаться с Романовыми в Ипатьевском доме, выписали расписку, в которой заявили, что готовы подчиниться полководцу и быть посажены в тюрьму, как царская семья

В доме Ипатьева он делил комнату с поваром Иваном Харитоновым. Как только они увидели, что в унитаз загружены бомбы, их тут же сбросили по приказу командира. Они также сказали, что он, католик, посетил православную религиозную службу. А среди красноармейцев, охранявших «дом особого назначения», однажды был ее племянник, с которым они говорили на родном латышском языке.

Практически все, что известно о труппе, грубо и неточно. Царственная чета мало упоминала о нем в своих дневниках, современники его практически не упоминали. Он писал родственникам из ссылки, но осторожные люди сожгли эти письма.

… Перед казнью Труп и Харитонов отошли в угол комнаты и встали у стены. «Женщина кричит и стонет .. официант сидит у стены», — скажет позже один из убийц.

Романовы – источник всех российских бед

Григорий Распутин
Историки отмечают следующее: при более широком рассмотрении проблемы можно утверждать, что люди считали Николая и его жену Александру главными виновниками проблем, возникших в России в начале 20 века. Речь идет о проигранной русско-японской войне, «Кровавом воскресении», «распутинизме», стране, втянутой в Первую мировую войну, падении уровня жизни и так далее
Такая негативная аура могла повлиять на решение Уральского областного рабочего совета. Выносившие приговор могут придерживаться следующего мнения: никто бы не воспринял казнь как трагедию. Напротив, простые люди будут счастливы от такой справедливости. Более того, в условиях Гражданской войны убийство всей семьи могло показаться естественным: таковы были жестокие реалии тех времен.
Что касается расстрела сыновей Романовых и их слуг, то члены Уральского Совета впоследствии объяснили свой поступок так: им пришлось разделить судьбу царя. Каждый, кто оставался с Николаем II до конца, был обязан следовать за ним. Более того, революционеры считали детей опасными политическими фигурами, способными возродить монархию. Это также может повлиять на решение их уничтожить.

«Хорошо меня кормишь, Иван». Повар Иван Харитонов

Иван Харитонов прослужил на флоте три года

«Суп потрох, пироги, котлеты из баранины и пожарского с гарниром, малиновое желе», «микс из рыбы, пирожки, холодная ветчина, жареный цыпленок, салат, мандариновое желе», «канареечный суп, лепешки, форель гатчина итальвен, пельмени и жаркое пельмени с уткой, салат, ванильное мороженое »- примеры повседневного обеденного меню царской семьи. Когда Николаю Александровичу было всего семь лет, у него лично работали два повара. А стол для Заревича, его опекунов и гостей стоил 7600 рублей в год. Повзрослев, Николай редко обедал меньше полутора часов и, по легенде, придумал рецепт коньячных закусок: дольки лимона, присыпанные сахарной пудрой и кофе, которые назывались «николашка».

Можно предположить, что повара сыграли значительную роль в жизни Романовых. Последним, кто готовил для царской семьи, был Иван Харитонов. В 12 лет стал подмастерьем повара. Он практиковался в Париже, получил фирменное «суповое» блюдо, придумал рецепт пюре из свежих огуречных супов. У него была счастливая семья и шестеро детей, но когда встал вопрос, оставаться ли с Романовыми, он сразу согласился. Родственники поехали с ним в Тобольск, но в Екатеринбург его не пустили. Когда Харитонов попрощался с семьей, кто-то предложил ему оставить золотые часы жене. Повар ответил: «Я вернусь — с часами, но не вернусь, — зачем их раньше времени пугать?»

Ему было 48 лет, но, по словам очевидцев, он выглядел моложе.

— из показаний Евгения Кобылинского, начальника службы безопасности царской семьи в Тобольске

Короткие тонкие каштановые волосы или темно-русые. Оказывается, на нем был бобр, но на голове были большие «бухты», он сбрил усы и бороду; примерно на краю щеки и скулы справа, кажется, у нее была небольшая бородавка, из которой торчали несколько длинных волосков. У него был острый нос, серые глаза. На улице были черные брюки и черный пиджак с воротником-стойкой

Когда-то царская семья любила пикники, а сам Николай умел печь картошку в золе. В изгнании простая еда стала не удовольствием, а необходимостью. В Тобольске ему удалось «сохранить марку», даже приготовив из простых продуктов: «борщ, макароны, картофель, рисовые котлеты, хлеб», «щи, жареная свинина с рисом» — такие ужины были у Романовых в те времена дней. «Ты меня хорошо кормишь, Иван», — сказал ему царь. Но многие товары приходилось покупать в кредит, и расплачиваться было нечем. И постепенно местные жители перестали доверять Харитонову.

Меню завтраков царской семьи в Тобольске (в то время на завтрак было принято есть суп)

В Екатеринбурге заключенным изначально разрешалось брать пакеты из местного монастыря: молоко, яйца, сливки. Но вскоре охранники изгнали и это. «Я отказался передавать все, кроме молока, а также решил передать их на паек, установленный для всех жителей города Екатеринбурга», — сказал комендант Ипатьевского дома Яков Юровский.

— Яков Юровский, командир Ипатьевского дома, руководивший расстрелом царской семьи

Ко мне обратился Повар Харитонов с заявлением, что он не умеет готовить полфунтовые блюда из мяса. Я ответил, что надо привыкать жить не как король, а как жить: в плену

Повар справился как мог: вместо растегаев — пирог из теста, вместо пельменей и пельменей — салат из картофеля и свеклы, вместо мандаринового киселя — компот, «ко всеобщему удовольствию», как писал в дневнике Николай. А его последними поварами были царские дочери: он научил их печь хлеб. 16 июля Александра Федоровна написала, что командир принес Алексею яйца — в режиме еще были какие-то послабления. А вот омлет для цесаревича Харитонова приготовить уже нельзя.

… Перед казнью он был в углу рядом с лакеем Трупом. Когда раздались выстрелы, он упал на колени. В ходе расследования в доме Ипатьева золотых часов обнаружено не было.

Источники

 

  • https://tass.ru/spec/romanovy_servants
  • https://russian.rt.com/science/article/537246-istoriya-carskaya-semya-rasstrel
  • https://fishki.net/3192429-pochemu-rasstreljali-semyju-romanovyh.html
  • [https://riafan.ru/1486812-kak-ubivali-poslednego-carya-103-goda-so-dnya-rasstrela-nikolaya-ii-i-carskoi-semi]


Оцените статью
Блог об истории Руси
Adblock
detector